Легенда о Черном замке

Черный замок

Много тысяч лет тому назад у южного склона горы Олденгенде жил был северный народ. По древним преданиям пришло это племя романтиков, охотников и рыболовов из неведомой страны, покрытой ныне морской толщей. Но и в те далекие времена земля быстринская досалась не нахаляву: разнообразие Камчати еще не было подорвано подлыми браконьерами, и слишком уж много было здесь всяких жирных эльфов, гномов  и кровососущих летающих гоблинов, а в пещере горы Оленгенде жил четырехголовый птеродактиль  Дыгэрэн.  Немало знатных воинов полегло в смертельных схватках , но удалось смельчакам перебить всю нечисть, и воцарились  в острогах Козыревского хребта мир, покой  и благодать: старики сказывают, что прадеды рассказывали, что им деды говорили, что чавыча попадалась размером с «Запорожец», а шкурок двух соболей хватало на то, чтобы покрыть целую юрту.

Двух вещей только не смогли сделать северные богатыри – изничтожить кровососущих гоблинов (те, предвидя неизбежный кирдык быстренько мутировали в комаров) и поймать птеродактиля Дыгэрэна.

Птеродактиль – это тупиковая ветвь эволюции и был он, хоть и не особо злобным, но подловатым и мстительным:  а все из-за того, что в младенчестве одна голова его переболела менингитом, а остальные три были конченными флегматиками, и для них все, кроме хавчика и девчонок было по барабану. Вот и совершал Дыгэрэн постоянно нелогичные поступки, что не позволяло никак северным богатырям отловить и съесть его.

В свою очередь приход людей для Дыгэрэна был в полную радость – мало того, что до прихода северного народа у птеродактиля с едой была постоянная напруга (бывало, в иные года по ползимы на куропатках перебивался), так еще и местная нечистая фауна гнобила птеродактиля во все места за его потаскучесть и вороватость – то он с эльфихой непотребство учинит, то никель или золото у гномов перепрячет (конечно бестолково перепрячет, все равно через год – другой гномы находят ворованное, но кому понравится эта бестолковая суета из-за своего имущества?), то крыло или что другое у гоблинов оборвет.

А северные богатыри мало того, что изничтожили все эльфов, гномов и гоблинов, так еще по своей доверчивости сушеную рыбу из юкольников на ночь не прятали, да оленей в табунах держали – вот и потыривал он еду потихоньку.

В один из годов вдруг настала страшная засуха – реки пересохли, листва с деревьев опала, олени стали меньше собак, и даже лосось забил болт на все и пошел нереститься в США. Но почему-то мухоморов уродилось немерено, и у каждого шляпка с колесо полноприводного «КАМАЗа». А торкучие… словами не передать – с половины гриба, как с крупнокалиберного пулемета, с ног валит.

И Дыгэрэн по своей авантюрности, жажде приключений на свой шкодливый хвост, неурожая черемши, а так же длительного воздержания, нажрался мухоморов. Да посетило его в этом наркотрансе видение: дескать возьмешь в жены дочку предводителя северного народа, прекрасную блондинку — О-о-о (это имя у нее такое было), и вообще жизнь в тему пойдет – симпатичная девчонка в тоскливые зимние ночи в ушко посапывать будет, и юкольник около входа в пещеру богатыри поставят, ну и так далее – все приятности.

Короче – планку сшибло у мутанта, охамел он до невминяемости, спланировал в городище, где чум вождя стоял и молвил:

« Весь этот геммор – засуха, безрыбье, мелкооленье – моя тема, но если ты мне свою О-о-о дашь мне в жены, все будет тип-топ, как прежде».

А в те самые седые времена про погодные, женские, сезонные, солнечные и пр. циклы в газетах вообще ничего не писали, вот вождь и принял все за факт. Да и как не поверить – тот, который, как кошка от фокстерьера, щемился от северных богатырей, по пещерам, безо всякого страху стоит в городище, даже крылья опустил, и такие вещи говорит –тут даже прокурор поверит таким словам.

А к слову сказать, был бы у вождя в штате вместе с оленетехником врач – нарколог, так он тут же определил бы, что у Дыгэрэна поле мухоморов башню начисто снесло, и что самое время этого бройлера на котлеты пустить… Но вот некому подсказать было.

Понурил грозный вождь голову, оборвал от безысходности пучок седых волос с затылка, и молвил прекрасной О-о-о:

« Собирайся ненаглядная моя дочурка, вот с с этим обормотом полетишь в другое место жить».

Времена были жестокие. Это сейчас ненаглядные дочурки посылают любимых предков по матушке и по батюшке. А тогда,  стоило только родителям намекнуть про предстоящую свадьбу – все, дочка даже не спрашивала в каком селе жить предстоит, не говоря уж о том, человек будущий муж или птеродактиль.

Но О-о-о была настоящей дочерью вождя – мудрой не по годам. И сказала она вождю: «батюшка, для своего народа я готова на все, позволь мне для своего суженого праздничный ужин приготовить и первую брачную ночь провести в Белом замке». Вождь в ответ: «не мое это дело тему по мелочам разруливать, поступай, как знаешь, лишь бы Дыгэрэн остался доволен».

Пошла прекрасная О-о-о попрощаться со своим женихом Галямаком – был такой крендель рядом и любили они друг друга до беспамятства. Ну тот тоже все понял. Ведь это только в сказках можно и рыбку съесть, и сковородку не помыть: любимая любимой, но и стадо оленей спасать надо было (гляди не совхозные)…

А О-о-о тем временем пошла в узкое ущелье и нарвала там особо забористых мухоморов, все как на подбор – молоденькие, в пятилитровую банку даже со сметаной не лезут. И не зная о том, что Дыгэрэн уже и так обдолбанный мухоморами, сделала ему салатик. Мысли-то у нее добрые были, думала поест птеродактиль зелья, да  в наркотическом трансе забудет зачем прилетал.  А там глядишь и вся жизнь обратно в колею встанет.

Но не тут-то было. Это только в президентских посланиях все как по рельсам, а в жизни, дай бог, чтоб по шпалам. А то бывает и еще хуже – с вывертом или с переклиниванием.

Итак, забрались они – Дыгэрэн и О-о-о на Белый замок. Наложила в свадебную миску прекрасная О-о-о салатика из мухоморов. И рубанули они его вдвоем не по детски – она с горя, он просто на шару и по дури… С тех пор никто не знает что там случилось, и куда они делись оба. В момент содрогнулась земля, полетели камни кверху, некоторые упали назад, а низко над горизонтом загорелась новая яркая звезда. И Белый замок неожиданно превратился в аспидово-черный. А племя богатырей стало называть это место Черным замком.

Кстати, и засуха в этот же вечер прекратилась. А через неделю кижуч так на нерест пошел, что реки стали течь в обратную сторону….

Но другой северный народ говорил потом, что в тот знаменательный вечер видели, какую-то хрень с четырьмя головами, вроде как гусь, но размером с ГГТ, летящую противоракетным зигзагом на север. Может, конечно это в конец ошалевший от грибов Дыгэрэн планировал, а может Билайн очередной сотовый спутник запустил. Давно это было, сейчас уже никто и не скажет. Во всяком случае, на Оленгендэ Дыгэрэн больше не появлялся. Только гора, на которой он жил, теперь носит имя «Дыгэрэн – Оленгендэ». Что в переводе с корякского значит: «расположенный у села Эссо старый, потухший вулкан, высотой 1920 метров, в кратере которого жил долбанутый птеродактиль Дыгэрэн, который любил есть оленей и мухоморы, и однажды неудачно женился на прекрасной О-о-о, дочери вождя северных богатырей».

Не все нормально и с Галямаком стало. Ушел он куда глаза глядят из городища, бросился на ягельник в тундре и стал горько плакать. А на том месте, где он плакал, образовалось красивое озеро – сейчас в нем водится 3 подвида гольца. И озеро зовется теперь Галямаки. А само племя северных богатырей ушло куда-то. И забылась бы эта грустная история про птеродактилево вероломство, прекрасную О-о-о и незнание основ наркологии,  если бы не пастухи Быстринского совхоза. Как-то искали они место для вакцинации оленей. Долго искали – четыре раза в магазин за водкой возвращались. Но вот наконец выехал трактор и распахал поле под черной скалой. И задумались пастухи, с чего бы это скала черного цвета? И вспомнил тут самый трезвый из них о древней легенде.

А еще, спустя годы, чтобы люди не забывали свою историю, Быстринский природный парк сделал туристический маршрут, которым сейчас прошли и Вы.

.